Игра в классики

Журнал «ART UKRAINE»

Сергей Канцедал

1

Выставка художественного объединения «Литера А» в харьковском «ЕрмиловЦентре» оказалась резонансным событием и стала поводом для постановки многих вопросов: как складывается жизнь художественных объединений в разные времена и эпохи; тормозит ли периферийный контекст развитие искусства или, напротив, охраняет его аутентичность; актуален ли в наши дни призыв к творцу «идти в ногу со временем». ART UKRAINE публикует два текста, посвященные выставке «Классики» и затрагивающие означенный круг вопросов.

Выставка художников знакового для современного искусства Харькова художественного объединения «Литера А», которая проходит в Центре современного искусства «ЕрмиловЦентр» c 1 по 26 марта, является предъюбилейной. В следующем году объединению исполняется двадцать пять лет. В его состав в разное время входили такие художники, как Андрей Пичахчи, Андрей Гладкий, Алексей Есюнин, Виталий Куликов, Сергей Братков, Cергей Семернин, Вачаган Норазян, Виктор Гонтаров, Елена Кудинова. Несмотря на то, что сейчас художники, бывшие в прошлом участниками этой группы, работают индивидуально, сходство взглядов на искусство позволяет им даже спустя двадцать пять лет выставляться совместно, под именем «Литера А».

Художественное объединение «Литера А» возникло еще в советские времена, на волне гласности и перестройки конца 80-х, когда в Украине наблюдалось творческое оживление, идеологические конструкции расшатывались, а в воздухе «запахло cвободой». Тогда не могло не появиться нового искусства, которое противопоставило бы себя существующему соцреалистическому стилю.

3

Такая ситуация возникла не на пустом месте, этому предшествовал ряд разрозненных явлений в советском искусстве, которые не вписывались в официальный канон. Чаще всего это были отдельные личности, либо же «кружки», группы, в недрах которых зрело недовольство советской конъюнктурой и продолжался поиск свободного выражения. В Харькове одним из таких явлений было творчество художника-нонконформиста Виталия Куликова, который впоследствии стал участником «Литеры А». Внесенный в основание группы нонконформизм Виталия Куликова, по мнению искусствоведа Ларисы Савицкой, «стал внутренним стержнем моральной и творческой деятельности членов объединения».

Когда говоришь о «Литере А», невольно напрашивается сравнение художников харьковского объединения с представителями круга так называемой «Новой волны» – знакового для истории украинского искусства неформального художественного движения, которое возникло в конце 80-х годов в кругу киевских художников. Однако, если художники «Новой волны» ориентировались, в первую очередь, на западный постмодернизм с его тягой к игре, цитатности, мистификации, иронии и использованию различных медиа, то участники «Литеры А» склонялись cкорее к традиции живописного модернизма с его экспрессией форм, выразительностью колористических решений и метафоричностью символов. Именно преданность фигуративной картине в традиционной технике «холст/масло», в работе над которой преобладали в большей степени формальные поиски, объединила художников. В отличие от известного харьковского фотографа Сергея Браткова – в прошлом участника объединения, впоследствии покинувшего группу и переехавшего в Москву, остросоциальные снимки которого не без иронии отражают противоречивость характера постсоветской действительности, работам остальных участников группы всегда была чужда социальная рефлексия на актуальную действительность, а процессы, проиcходящие в обществе, если и отражались в их искусстве, то скорее опосредованно.

4

Художники круга «Литеры А» и по сегодняшний день остаются верны своим идеалам. Даже в ситуации смены художественных критериев и переоценки глобальных ценностей в современном искусстве и обществе, которая отчетливо проявилась в особенности на рубеже столетий, этический аспект в действиях художника и верность идеалам «чистого» искусства, остаются для них катализатором не только общих взаимоотношений, но и задают вектор художественных устремлений.

Как справедливо отметил искусствовед Олег Коваль, искусство художников, которое «ощущалось в начале 90-х как поворотный этап и находилось на переломе между традиционным искусством и искусством авангардным, или неоавангардным, сегодня уже не воспринимается так остро. Однако благодаря тому, что художники сохраняют в своем искусстве высокий уровень профессионализма, именно в соприкосновении с их творчеством мы каждый раз чувствуем опыт переживания авангарда как чего-то нового и актуального».

Выйдя из зоны андерграунда, внутри которой художники полемизировали с советской идеологией, за это время они приобрели неофициальный статус классиков, хранящих представление о живописи и живописности. Заняв обособленную нишу – в стороне от острой проблематики «актуального» искусства и в стороне от коммерции, и, как следствие, не приобретя широкой известности, «Литера А» по-прежнему остается в оппозиции, но уже в отношении искусства контемпорари, сдерживая натиск мейнстрима и выполняя роль связующего звена в переходе от прошлого к будущему, от старого к новому, от авангарда к современному искусству. Как выразилась искусствовед Лариса Савицкая: «Несмотря на «невроз бедности», сопутствующий нонконформизму любых времен, литеровцы не шли на компромисс ни в творчестве, ни во взглядах на жизнь социума. Фактически, выйдя из андерграунда советского времени, художники подготовили почву для его нового этапа, оппозиционного идеологии культуры потребления».

7

Выставки «Литеры А» за двадцатипятилетний период прошли путь от не лишенных экспозиционной сложности проектов к простой развеске картин в галерее. Поэтому новая экспозиция в «ЕрмиловЦентре» является для художников своеобразным вызовом, который способен продемонстрировать, сможет ли их искусство, как выразился некогда Андрей Пичахчи, «стать еще проще — упрощаясь и упрощаясь всё дальше, пройти в иное, «вывернуться наизнанку» — в невероятную сложность, загадку примитивной простоты».

За простым названием выставки «Классики» скрывается и другое значение, отсылающее к детской игре, смысл которой заключается в перепрыгивании из одного расчерченного квадрата в другой таким образом, чтобы не попасть на нарисованную на земле черту. Эта, в чем-то наивная игра, кажется удачной метафорой творчества художников «Литеры А», которые даже спустя двадцать пять лет продолжают играть в свою игру, делая это по своим собственным правилам, перевоплощаясь вновь и вновь, но оставаясь самими собой. Таким образом, они демонстрируют, с одной стороны, необходимость взаимоотношений для создания единого дискуссионного поля в искусстве, а с другой – выявляют потребность индивидуального подхода в выражении творческих устремлений каждого художника в отдельности.